несвоевременные заметки

просто потому, что файлы чищу.
Не публиковалось, потому что сомнительна истина, коль "нет любви". А теперь еще и проехали. И было бы понято неправильно...
И все же.

О живом мясе

В рамках программы "Дни русского фильма" показан фильм Ильи Хржановского "4". Фильм "звездный": сценарий – Владимира Сорокина, в одной из главных ролей Сергей Шнуров (Шнур из "Ленинграда"), музыка – Владимира Волкова. Не говоря уже о том, что на Роттердамском кинофестивале фильм стал лауреатом (получил "Tiger award" и "Золотой кактус" – премию погибшего режиссера Тео Ван Гога).

Мне не нравится фильм.

Как ни странно, не так просто ответить почему.

Дело ведь не просто в пристрастии к безобразному, отвратительному, тошнотворному. Не в картинах нищеты, грубости, грязи. (Разъевшиеся, жрущие, грязные попутчики в вагоне. Жрущие, пьющие, матерящиеся, отпускающие сальные шуточки, оголяющиеся старухи.)

Дело даже и не в навязчивом экстрагировании из всех этих картин метафоры России. (Последние кадры: взлетают один за другим самолеты с теми, кому предстоит выполнить долг перед родиной; беззубая пьяная старуха, улыбаясь, поет потерявшую слова бессмысленную песенку о "суяте".) Не без пародийности, само собой (раньше – невеста, жена, мать; теперь – проститутка, дряхлая старуха.)

Поганое интеллигентское сознание: некоторые оценки (как правило, выходящие за пределы чисто эстетских оценок) признаны пошлыми. Стоит появиться призраку патриотизма – осмеют! Да и собственная же память мгновенно подтащит полную телегу авторитетных возражений: тут и напоминание о ценности критически мыслящей личности , и присутствие самоиронии в национальном сознании, и горечь гнева на немытую Россию, с ее рабами и господами (а если у кого гнева или там печали недостает – тот не любит отчизны своей) и т.д…

Тут, правда, начинает шевелиться контрвозражение: где ж тут печаль или гнев – все метафоры и приемы вполне рациональные. И не по наитию возникшие – чужие, собственно говоря, заемные.

"Слопала-таки поганая, гугнивая родимая матушка Россия, как чушка своего поросенка" – это Блок в письме Чуковскому, написанном незадолго до смерти.

И ведь на этом все и строится.

Из середины: на поминках старухи рвут зубами сало и свинину-"вкуснятинку", а сожитель умершей причитает о том, что погубили Зоиньку. А вот даже и лобовая метафора: старуха бросает копченую свиную голову свиньям же в хлев. Ну и "круглые поросята" из ресторанного меню, само собой. (О самолетах с пушечным мясом в финале смотри выше.)

Там еще собаки и куклы из мякиша – мифологемы и метафоры низшего уровня.

Метафора мяса детально разработана, разветвлена, систематизирована.

Мясо если не жрут, то продают. (Это, понятно, удел тех, кто наверху.)

Торгую всем, что пахнет мясом…

Однако и режиссер тоже вообще-то причастен к торговле живым мясом. Сначала купил оголяющихся старух, потом выгодно перепродал.

Раньше это называлось "экспериментом" – введением документального, необработанного материала в художественный фильм. Не-актеры в "Асе Клячиной". Однако эксперимент бывает только раз, дублирование называется уже иначе.

Знаменитый соотечественник (питерский, затем берлинский) фотограф Борис Михайлов тоже когда-то бомжей покупал. Платил – оголялись и позировали. Раздражает? Да нет, не очень. Мировой знаменитостью Михайлов тогда еще не был. Сделка была приватной и честной, и если имело место быть искушение малых сих, то было оно одновременно и пробой на достоинство /самоуважение и силу характера.

(А Владимир Сорокин, выступающий в роли сценариста, – знаменитость. А "4" – совместное производство России и Голландии. Ясно, что товару западного рынка было не избежать. Купили дешево – продали дорого.)

Но это этика, то есть "пошлость", то есть нечто постыдное в статье о художественной культуре.

Якобы члены жюри Роттердамского фестиваля задавались сакраментальным вопросом: правда это или ложь о России. Россия – страна с непредсказуемым прошлым; теперь и тема загадочности (аршином общим не измерить) поворачивается новым боком: есть заявка на трагифарс саморазрушения, но адекватность ее – сомнительна. Впрочем, это еще одна "пошлость", именуемая истиной.

Не удивительно, что фильм ее виртуозным образом обходит.

Метафора "головная", "спекулятивная" – не только в силу ее заемности и систематизированности. В ней компоненты строго дозированы, с большой точностью взвешены "правдоподобие" и "фантасмагория", точность называния и размытость Кто сказал, что торгующий "всем, что мясом пахнет" Олег Николаевич работает на Лубянке? Он и сказал. А еще он сказал: 20 лет мясом торгую. Кто проверит?.. Весьма предусмотрительно. Или еще: на утверждение, что фильм о России, всегда можно ответить, что в той же мере он о человеке вообще – для того введен специальный персонаж (чистильщик аквариумов с земноводными): напоминает, что человек недоделан и что от сумы да от тюрьмы… сегодня ты с именем, а завтра – кусок живого мяса… (вот как мы хитро ускользаем от обвинений! со змеиной хитростью: да не волнуйтесь, не о России – о человеке вообще…).

Не чужое и не головное здесь как будто – от переживания основного сорокинского вклада (клонирование – ср. в разных интервью несколько раз повторенное режиссером признание: есть ощущение потери лица). Но ведь, пардон, фильм, в восприятии зрителя – не о том: акценты, да и пропорции указывают в другом нарпавлении.

Нет уж, лучше не судить с позиций этики и истины.

Лучше о "художественности".

И ведь фильм невообразимо скучен. Бесконечный бег героини по полю. Написали, что фильм снят в разных ритмах, поскольку темпы московские и в глубинке – разные. Да что вы! ритм один и тот же – реального времени (а раньше называлось отражением действительности как она есть). Сцены однообразно натуралистичны, приемы монотонны (бесконечно прыгающая камера), способы внести разнообразие и "эстетику" элементарны (приятная глазу асимметрия – смещенный вверх горизонт, слева вверху мелькающее на черно-белом фоне оранжевое пятно курточки героини).

Еще раз: заемна и "литературная" составляющая (метафора), и кинематографическая. "Документальная съемка" в игровом кино – даже и на русской почве такое было уже в годы молодого Андрона Кончаловского. Что нового имеет предложить молодой режиссер? Старухи-стриптизерши, матерщинницы, пьяницы – это ведь к кино отношения не имеет.

"Новое" было бы

И досадно на себя, что соблазнился скандальной репутацией фильма и билет купил. То есть поддержал это процветающее торговое предприятие.

опять суд за "оскорбление религии"

По ссылке из дневника feruza - заметка Леонида Каганова о суде над выставкой. И вправду хорошо написано. О нечистом воображении обвинителей.
О Коржеве - уже поправили.

И ты, Брут...

Ольга Седакова, кандидат литературоведения и умный взрослый поэт (первого ряда, по сложности и уровню = Елена Шварц из Пб), написала "книгу для детей, взрослых и котов" "Хрюнтик Мамунтик".
Вот заглавное стихотворение:
Хрюнтик Мамунтик
Куда ты пошел?
Хрюнтик Мамунтик
Под землю ушел.
Хрюнтик Мамунтик,
Вернись-ка сюда!
Хрюнтик Мамунтик не вернется никогда.

В след. 2 куплетах заменяется 4 строка:
На дерево взошел.
По звездам прошел.

Это все адресовано детям, к-е просят "научить сочинять стихи" - они могут продолжать-добавлять-изменять что угодно.
В общем, это продолжение-добавление-изменение все того же глобального тренда, к-й мы знаем под разными именами (сетература, каждый человек-художник, век масс...).
И ты, Брут...

проделки любимого режиссера

 Alice in Wonderland, Tim Burton
Семейные впечатления. (Режиссера любят все.)
ОН: голливудская машина по производству фильмов в поисках сырья. Mad Hatter переработан в труху - сентиментальные слюни.
ОНА: ммм... костюмы интересные?.. Раньше Burton говорил: "Я!" - теперь говорит: "Мой!" ("мой Кэрролл"). Если дальше так пойдет ("И это мое!.. и это!..") - недолго и лопнуть (лопнет как мыльный пузырь)...
РЕБЕНОК: скучно.
Абзац (в смысле капец)...
В финале Алиса едет в Китай- за опиумом, понятно. Дурное влияние Blue Caterpillar.

Шендерович в еврейской общине

Забавно - а хотелось, чтоб скорей закончилось. А почему?
Из-за отсутствия "политики"? Но это можно было предугадать: пятница, 90% публики - старички (sic!), для них российских проблем не существует - так, одно большое недоразумение...
... Или из-за назойливого разделения агнцев и козлищ? Мы - интеллектуалы, книжники, иронисты, они (с русскими фамилиями)  - быдло, едва умеющее говорить и вряд ли - думать. (А не был бы эффект таким же, если б все эти незапоминающиеся высокопоставленные политики, генералы и т.п. к другой нации относились? Контрвопрос: а возможно ли такое?) Все-таки не надо бы ему иронизировать. И не только потому, что пресловутая "интеллигентность" не должна позволять. А вот почему: можно подобрать сколько угодно примеров обалденно смешных (обосраться!) образчиков речи "с другой стороны". Причем смешных не по-одесски (не по-бабелевски) - а от "бердичевской" неловкости в русском. И тоже ведь ранг персон может оказаться сколь угодно высоким (и о проф. литераторах речь...). Но, понятно, никто об этом не заговорит: обвинят в великорусском шовинизме.
Возвращаясь к нашему барану. Сильно упал (да что там - пал) в глазах отдельно взятых личностей: и он, и он работает не для истины, а - на публику.


фашинг

"Карнавал" в Берлине:
Что лав порэйд, что фашинг - все одно: те же грузовики, реклама, на 70% техно.
сладости - ладно бы детям, старикам и ряженым, нет, просто пригоршнями в толпу. Народ бегает с пакетами, собирают леденцы из луж (у некоторых  кг по 10 набрано). Драки за шоколадные тянучки. (Про Ходынку стало понятнее.)